ET CETERA — серия цифровых журналов, бесплатно распространяемых по подписке в формате PDF
 
 
 
 

Пожилая женщина убирает листья

 
 
 

Краткий глоссарий белоруса. Гаспадар

Многие читатели, увидев этот заголовок, наверняка подумают, что текст рекламный: мол, знаем этих журналистов, напишут слово - и в кармане уже хрустит свежая двадцатка с портретом доброжелательного англосаксонского дядьки. Другие по прочтении наверняка решат, что речь идет о подорожании муки.

Насчет муки: много мучного вредно, доказали британские ученые, а папины оладки вкусны лишь тогда, когда приготовила их мама, предварительно отмыв сожженную папой сковороду. Насчет подорожания: рано или поздно оно случится, но редакция ЕТС не обладает информацией о его обстоятельствах - обратитесь с официальным запросом в компетентные органы. Речь пойдет не про популярную торговую марку, благодаря которой белорусы теперь любую муку отечественного производства именуют «Гаспадар» и переспрашивают, какой сорт покупать, чтобы уберечь сковороду от впавшего в кулинарное неистовство папика. Речь идет о самом папике - потому что он гаспадар.

Гаспадар - он, в общем-то, и есть гаспадар: социально-экономическая жизнь некоей ячейки общества полностью находится под его контролем, включая голодных детей, спящую неизвестно где супругу, разбитые яйца, обугленные сковородки и пригоревшие оладьи. Этимологический словарь Фасмера четко прописывает, где начинается суверенитет гаспадара, а где заканчивается. Выше по вертикали власти - господь: болг. го́спо́д, сербохорв. го̏спо̑д, словен. gospȏd, др.-чеш. hospod. Далее - господин: рус. господи́н, укр. господи́н, ст.-слав. госпдинъ, болг. господи́н, сербохорв. госпо̀дин, госпон, словен. gospodȋn, gospon, чеш. hospodín, др.-польск. gospodzin. Ну и, конечно, многое проясняет латинская параллель - hospes, род. hospitis («хозяин; предоставляющий гостеприимство»).

Иначе говоря, пока все прочие славяне возносили хвалы Господу и оспаривали титул господина, белорусский гаспадар по-хозяйски оказывал гостеприимство кому-то. Подробнее об этом написано в истории партизанского движения Беларуси. Представляете, вы - гаспадар, каждое утро за свой счет жарите гостям оладьи в рамках программы древнебелорусского Совмина по развитию въездного туризма и придорожного сервиса в ВКЛ. Уже несколько десятилетий прошло, мука почти закончилась, древнебелорусский Совмин подвергся древнебелорусской антикоррупционной чистке, а гость по-прежнему живет и столуется у вас, причем поутру к столу - есть оладьи - выходит вместе с вашей женой, цокая языком и называя вас гаспадарам. А в такой ситуации рано или поздно любой белорус устроит мучной путч: ударом сковородки по голове выведет из строя оккупантов (гостя) и коллаборантов (жену), детей перевезет к бабке в деревню, чтобы канючили про мамкины оладки там, а сам, прихватив остатки муки, отправится в лес - рыть землянку, пускать под откос все, что движется, и петь про «бярозы ды сосны». Таков белорусский гаспадар, наш скромный национальный герой.

Интересно, что, пока наши предки занимались гаспадарствам (придорожным сервисом, въездным экотуризмом и партизанским движением), соседи и коллеги укрепляли вертикаль власти. В этимологическом словаре Фасмера упомянуты и рус. господарь (государь), и болг. господа́р, и сербохорв. госпо̀да̑р, и словен. gospodár, и чеш. hospodár, и верхнее-лужицкий hospodaŕ вместе с нижнее-лужицким góspodaŕ. И все - в значении «господин, владыка». У молдаван и румын hospodár - вообще титул местного князька. Таким образом, вся Восточная Европа жила в свое удовольствие, пока белорусский гаспадар партизанил. Лишь поляки просекли эту фишку, поэтому у них gospodarї - хозяин или эконом (офис-менеджер или, если учитывать реалии того времени, хата-менеджер, хутор-менеджер и т.п.), а господин - пан.

Гипотетически можно представить такую ситуацию: пан задержал гаспадару зарплату, сократил комиссионные с продаж, отменил бонусы и пригрозил разорвать контракт. Итог известен: оладьи на полу, у гаспадара сковородка в руке, у пана черепно-мозговая травма, партизанское движение на подъеме.

С одной стороны, врожденный демократизм белорусского гаспадара не на шутку подталкивает его к демократии. С другой - гаспадарка полностью вытесняет господство, предполагая только подчинение. Это ключевой внутренний конфликт белорусской истории: выбор между сковородкой по лбу и правом собственности на сожженные оладьи и разбитые яйца.

Существует мнение, что некоторую социальную пришибленность гаспадара может компенсировать спадар. Во-первых, у него нет приставки гас-, указывающей на доминирование государственной формы собственности в нашей экономике. Во-вторых, спадар - это как бы гаспадар без Г. Или без Х, раз уж звук «г» у нас фрикативный и чередуется с «х».

Увы, мнение это ошибочно. Вместе со всем Г гаспадара и его гаспадаркi спадар обычно теряет и муку, и оладьи, и даже яйца, в силу чего его деятельность сводится к уговорам других взять в руки сковородку - либо во имя национального освобождения, либо во имя экономического процветания. В связи с этим отношения спадара и гаспадара складываются в точном соответствии с вышеописанной схемой: посягнув на муку, яйки, оладки и жену гаспадара, спадар обычно получает от последнего сковородкой по лбу.

Таким образом, гаспадар - главный персонаж новейшей белорусской истории, прообраз так и не созревшего до замены сковородки печью СВЧ белорусского среднего класса. Гаспадар - наше все, и за это ему можно простить даже подгоревшие оладьи и деформированную от постоянного употребления в оборонительных целях сковородку.

Обсудить статью на форуме или рассказать в Twitter'е


Голосовать "Против"Голосовать "За" (1 очков рейтинга, 5 голосов)
Загрузка... Загрузка...

Недавно услышал интересное замечание от знакомого, которому приходится часто путешествовать. «Кажется, вектор у нас серьезно меняется на западный», – заявил он мне за бутылкой пива. На вопрос «почему?» он ответил целой тирадой о путях, на которые прибывают поезда разных направлений в Беларуси.

По словам знакомого, в последний год составы направлением из/на Москву все реже появляются на 1-3 путях минского железнодорожного вокзала, их чаще отправляют на 3-4 платформу. А освободившиеся «престижные» пути и платформы используют для составов западных, северных и даже южных направлений. Миграция и «смена приоритетов» произошла не сразу, а как-то постепенно. Знакомый говорит, что он бы и сам не заметил, но как-то вот пришло в голову, что раньше приходилось с чемоданами идти к вагону далеко при поездках на Запад, а теперь – при отправлении на Москву.

Вот уж не знаю, можно ли такое наблюдение считать свидетельством смены политического вектора. Даже не знаю, фантазирует ли мой знакомый или дело так и обстоит. Однако интересно же, правда?